mikhail_doliev (mikhail_doliev) wrote,
mikhail_doliev
mikhail_doliev

Categories:
  • Mood:

Михаил Иванович Ленников

    У нас принято вспоминать о погибших во время ВОВ, лишь в канун очередного праздника 9 мая...
Я давно задался целью разыскать информацию, а еще лучше место захоронения моего двоюродного дедушки, Ленникова Михаила Ивановича. Что-то смогли выяснить в семидесятые годы, что-то - сейчас, благодаря интернету. В Книге памяти, на сайте обд-мемориал дед до сих пор числится "пропавшим без вести в 1942", "красноармейцем", в довершении ко всему, в графе родственники мать, Раиса Ивановна Ленникова записана, как "жена". Обращения не дали результата. На некоторых сайтах памяти временно удалось добиться успеха, внести поправки, но чьей-то "заботливой" рукой верные записи приведены в соответствие с ошибками книги памяти. По этой причине оставлю рассказ здесь. Где-то ведь должна быть правда!


Фотография Михаила Ивановича Ленникова, сделанная в военном училище.


Родился Михаил Иванович 4 ноября 1920, как вы понимаете неспокойные годы гражданской войны. Отец не признавал сына. Мать, Раиса Ивановна Ленникова, чтобы избежать записи "незаконнорожденный", которая темным пятном ложилась бы на сына (законы Российской Империи ущемляли в правах незаконнорожденных), записывает на своего родного отца, Ленникова Ивана Петровича. Крестной матерью как видно из метрической записи выступила родная сестра, Александра Ивановна Ленникова.


Запись под № 545 сделана неровной рукой, будто дьяка предварительно накачали спиртным.

    Собственно, Михаилом меня назвали в память деда. Моя мать объясняла, что ей было тяжело смотреть, как Раиса Ивановна (приходившейся ей бабушкой) вскрикивала каждый раз, когда кто-то постучал в дверь: "Мишка вернулся!"
Бабушка (его сестра) рассказывала, что он очень хорошо учился, играл на мандолине, планировал поступление в педагогический институт, был весьма положительным. Однако, его дядя, Николай Иванович Ленников, коммунист, зав отделом агитации и пропаганды Камызякского райкома убедил племянника поступать в Смоленское стрелково-пулеметное училище. Сталин к тому времени завершил чистки в армии, командовать было некому.
   В соответствии с документами РВК, в 1939 Михаил Иванович поступил в военное училище. С августа 1940 Михаил пишет (сохранились письма с этого периода) уже из Смоленска. Рассказывает,  какие оценки он не знает, потому что их не сообщают курсантам, но всех переводят на следующий курс, значит все хорошо. Учат их с утра до ночи, без выходных и каникул. Михаил очень строгого нрава, постоянно поучает сестрицу. Рассказывать о житье-бытье в училище в письмах запрещено. Однако, я нашел в воспоминаниях:
"Смоленское стрелково-пулемётное училище формировалось в 1939 г. на базе танковой бригады, которая убыла на западную границу СССР. Военный городок бригады находился в Заднепровье, на Шкляной Горе, что на западной окраине г. Смоленска (в настоящее время здесь располагается Военная академия войсковой ПВО ВС РФ). Весной 1941 оно стало военно-пехотным.
Ветеран войны, выпускник училища, полковник в отставке И.И. Кривой вспоминает, что он прибыл в г. Смоленск в середине ноября 1939 года. Через два-три дня всех призывников, перевели на Шкляную Гору в опустевший военный городок танковой бригады. «В военном городке был страшный беспорядок, и даже кормили нас в гараже. Мы все стали проситься, чтобы нас отправили в воинские части. Командование училища, чтобы погасить это недовольство, отправило всех прибывших призывников в отпуск, не выдавая обмундирования, а только проездные документы туда и обратно и продукты.
Когда мы возвратились из отпуска, то в городке был наведён уже идеальный порядок. Нас распределили по подразделениям, выдали форму одежды, в том числе ботинки с обмотками, определили жилые помещения. И 12 декабря 1939 года начались плановые занятия». В стрелково-пулемётном училище было 4 курсантских батальона по 4 роты в каждом. В роте по 100 курсантов. Таким образом, в батальоне было 400 курсантов, а в училище - 1600 курсантов".

Михаил Иванович попал во Второй учебный батальон. В соответствии с архивной справкой курсант Ленников М.И. сдал 21.03.1941 нормы ГТО 2-й ступени на отлично.


Отрывок из письма о любви к Астрахани

Также,воспоминания земляка деда, Смирнова Алексея Николаевича родился 17 марта 1921 г. в Яшалте (Соленом) Калмыцкой автономной области. После окончания 7 классов в 1937 году поступил на педагогический рабфак в г. Астрахани. Спустя два года подал заявление и был принят в Смоленское пехотное училище. По окончании его 13 июня 1941 г. курсанту Смирнову было присвоено воинское звание лейтенанта. (Возможно, дед знал его, но упоминаний в письмах - нет)
Долго-коротко ли, по окончании училища Михаилу Ивановичу было присвоено звание лейтенанта. И уже 10 июня 1941 (за 12 дней до начала войны!) направлен командиром пулеметного взвода в 151 сп (основание приказ нко № 263 см приложение), на польскую границу, в недавно присоединенную Белостокскую область, где супротив уже стояли немцы. Дело в том, что Гитлер подписал договор со Сталиным о разделе Польши, и Западные части Белоруссии и Украины вошли в состав Советского союза, а вместе с ними и Белостокская область, позже возвращенная после 1945 г назад Польше. Именно в Белостокскую область, в 151 сп и был направлен Михаил Иванович.


Вот письмо о назначении Михаила Ивановича лейтенантом в 151 сп.
Плохо, что данное письмо я пересылал в архив МО РФ, но им все-равно, ничего не исправили. Видимо, следует вносить исправления через суд. Не желают разобраться в собственной структуре, дурковатые бюрократы!
Лейтенант Владимир Анатольевич Киселев. В 1941 г. – командир роты в/ч 3366 относившаяся к 92 отдельному артиллерийско-пулеметному батальону Осовецкого УРа. (До войны  92 отд. артпульбат дислоцировался в м. Кольно. А по соседству в м. Стависки Кольновского района дислоцировался и 151 стрелковый полк 8 сд).
  Привожу цитату, как ее привел автор книги "Июнь 41-го. Разгром Западного фронта", Егоров Д. на форуме военных историков:  "12 июня 1941 г. я закончил Смоленское стрелково-пулеметное училище... На выпуск к нам приезжал командующий Западным Особым военным округом генерал армии Д.Г.Павлов. Получил 3200 рублей на руки (за звание, за диплом с отличием и часы.), пистолет ТТ. Нас 25 человек направили в Польшу. Не зря, значит, три месяца польский язык учили.
Прибыли в Брест, в крепость. Там забрали наши личные дела и затем полковник (не знаю, кто он и откуда) объявил, что нам надлежит отправиться в Белостокскую область, в город Ломжу. Поездом через Барановичи мы 18 июня прибыли в Белосток. Удивило, что на улицах очень много милиции. Зашли в ресторан пообедать. Нам это было строжайше запрещено, однако нарушили. Только сделали заказ (ресторан назывался «Европа») вошел патруль с капитаном во главе. Разговор был коротким. – Заказ сделали? – Да, сделали. – Снимите. Мы схитрили, прикинулись незнающими, и капитан проводил нас до столовой Военторга.
19 июня, в четверг, в Ломже, мы прибыли в штаб батальонного узла обороны 66-го Осовецкого укреп. района, войсковая часть полевая почта 3366 (военно-почтовый транспорт 55 отд. сп (и его батальон связи)). Я был назначен командиром артиллерийско-пулеметной роты, моих товарищей лейтенантов Григорьева, Гринько и третьего фамилию не запомнил (видимо то был Михаил Иванович!!!) определили в другие подразделения. В деревне, неподалеку от своей роты, я снял комнату у поляков за 50 рублей в месяц со столом. Коменданта укреп. района я до начала войны так и не увидел. Вообще, почти никого из старшего начальства, за исключением полковника Максимова в Бресте. 21 июня, как обычно, лег спать. Проснулся в четвертом часу. Надел брюки, сапоги и вышел по свои делам. Вернулся, смотрю, поляки не спят, сидят одетые, горит коптилка. Немного поговорил с ними, потом взглянул на часы. Половина четвертого. Только вышел на крыльцо, как загремело. Я кинулся к себе в комнату, натянул гимнастерку, надел фуражку..."


Таукел (Тауекель) Амирович АМИРОВ, 1918г/р (как и дед окончил Смоленское военно-пулеметное училище), заслуженный учитель Республики Казахстан,г. Караганда, 310 сп 8 сд, попал в плен, Туркистанский легион, в 1943 советский плен, реабилитирован, успел написать мемуары в сильно урезанном цензурой виде,"Крах легиона" (умер недавно. Эх, если бы не скрывали, можно было бы ему написать на счет деда!) :
"В Белосток прибыл 20 июня 1941 года, где находился штаб 6-го корпуса 10-й армии. На следующий день в штабе 8-й стрелковой дивизии, находящейся в г. Ломже, получил назначение командовать пулеметным взводом. В тот же день, 21 июня, вечером прибыл в воинскую часть, где должен был нести службу. Меня принял комиссар полка. Состоялся очень теплый, душевный разговор. Полк, где я должен был служить, находился на 3-дневном тактическом учении и, по словам комиссара, поздно вечером должен вернуться. На прощание комиссар пожелал мне успеха в боевой и политической подготовке".

Запрещалось занимать УР до особого распоряжения. Идиотская директива начальника Генштаба:
"Донесите для доклада наркому, на каком основании части укрепленных районов К<иевского>ОВО получили приказ занять предполье. Такое действие может немедленно спровоцировать немцев на вооруженное столкновение и чревато всякими последствиями. Такое распоряжение немедленно отмените и доложите, кто конкретно дал такое самочинное распоряжение. Жуков. 10.06.41 г.".

Из единственной опер-сводки начальника штаба 1 ск 10 армии от 22 июня 1941:
"...части 8 сд (в нее входил 151 сп), упрежденные  противником (спасибо гениальному стратегу Жукову) в захвате передовой позиции УР, поднятые по тревоге заняли оборону...
... - 151 сп (военная часть Михаила Ивановича) сдерживает натиск до двух пб на рубеже Марки, Лэбки-Дуже, Голянки.
...связи со штабом 10 армии ( в нее входил 151 сп) в течении дня нет ни радио, ни телеграфной. С дивизиями - телефонная, с частями - перебоями...".
(Основание: ЦА МО РФ, ф.353, оп.5908, д.2, л.2)



Здесь привожу выдержки из мемуаров для характеристики, выжившего командного состава 10 армии.
1-й заместителя командующего войсками ЗапОВО (в состав которой входил 151 сп), генерала Болдина И.В. характеризует такой поступок: "Снят с должности командарма командующим фронтом К. К. Рокоссовским в ходе Восточно-Прусской наступательной операции в феврале 1945 года за неудовлетворительную организацию разведки: не выявил отход противника и провёл многочасовую артиллерийскую подготовку в полосе армии по пустому месту. При этом генерал Болдин в течение двух суток докладывал в штаб фронта, что ведёт с противником решительный бой".
Из воспоминаний Маршала Советского Союза А. И. Ерёменко:
"КП Голубева (командарм 10 армии, в состав которой входил 151 сп), как трусливого человека, размещен в 25-30 км от переднего края и представляет собой укрепленный узел площадью 1-2 гектара, обнесенный в два ряда колючей проволокой. Посредине — новенький рубленный, с русской резьбой пятистенок, прямо-таки боярский теремок. В доме четыре комнаты, отделанные по последней моде, и подземелье из двух комнат, так что хватает помещений и для адъютантов, и для обслуживающих командующего лиц. Кроме того, построен домик для связных, ординарцев, кухни и охраны. Подземелье и ход в него отделаны лучше, чем московское метро. Построен маленький коптильный завод. Голубев очень любит копчености: колбасы, окорока, а в особенности рыбу, держит для этого человека, хорошо знающего ремесло копчения. Член военного совета армии Шабалов не отставал от командующего.
На это строительство затрачено много сил и средств, два инженерных батальона почти месяц трудились, чтобы возвести такой КП. Это делалось в то время, когда чувствовалась острая нехватка саперных частей для производства инженерных работ на переднем крае. Штрих ярко характеризует этих горе-руководителей. Шабалов по приказу должен заниматься тылами, но ему некогда, и тылы запущены, особо плохо выглядят дороги… В этой армии… от командарма до командиров частей каждый имеет свою личную кухню и большое количество людей..
."
Что-то мне подсказывает, исходя из изложенных фактов, связи со штабом 10 армии не было попросту, что генералом Голубевым все было брошенно, а сам он в первые часы пустился в бега, как и вся партийная и гебистская верхушка Белостокской области. Нижестоящие командиры осознав это, в свою очередь, бросали своих солдат и драпалили на восток.
С солдатами оставались и гибли лучшие командиры! Цвет нации!


Так, думаю не без основательно, данные лица просто напросто растерялись перед лицом опасности, проявили трусость, бросили свои посты, потому одни из немногих остались живы. После войны пытались оправдать себя в мемуарах.
Более того, о комполка 151 сп, подполковник Степанов Василий Павлович. имеются сведения, не подтвержденные, что он перешел на сторону врага (Основание: директива Управления ОО НКВД СССР № 16/9569)   и преподавал в школе абвера. Но данные, повторяю, не подтверждаются, есть сообщение из немецкого архива, что "сведений о попадании в плен не имеется". Любопытно, что снят фильм "Ветер с востока", про отступающие немецкие части, числе которых шел личный состав варшавской школы абвер, где служил Степанов (возможно однофамилец).
Интересный документ я нашел на сайте обд-мемориал, в котором говорится, что почти весь офицерский состав 8 сд пропал без вести, также с двух офицеров 151 сп, вышедших из окружения брали объяснительные. Но куда они делись, где дела хранятся - неизвестно! А ведь наверняка где-то лежат дела окруженцев, вышедших бойцов, офицеров 151 сп! Наверняка было расследование СМЕРШ! Засекречено ...где-то...

Вот документ, дающий надежду, что где-то подшиты рапорта о судьбе 151 сп.
Погиб даже комдив 8 сд (в состав входил 151 сп), Фомин Николай Иосифович, полковник. Также погиб начальник штаба 151 сп


27 июня, то есть на шестой день войны, 10-я армия без боя оставила потерявший всякое военное значение Белосток и продолжала отходить в направлении Волковыска; только после этого в город вступили подразделения 23-й пехотной дивизии 7-го армейского корпуса противника. В то время армия находилась уже в двойном оружении.

"Однако 28 июня немецкие войска заняли Волковыск. Некоторые немецкие дивизии перешли к обороне «перевёрнутым фронтом» на рубеже Слоним, Зельва, Ружаны. Таким образом, пути отхода 3-й и 10-й армий были перерезаны..."
По воспоминаниям В. А. Гречаниченко, "с восходом Солнца 28 июня вражеская авиация приступила к усиленной бомбежке правого берега р. Рось и г. Волковыск. По сути, с 10 часов 28 июня пришел полный конец нашим воинским формированиям, которые были в районе Волковыска. Все перемешалось и валом повалило на восток…"
Еще ранее,  поисковик-историк Александр Дударенок утвеждал: «…те, кто успел проскочить через Слоним до ночи 23 июня 1941, остались живы и успели эвакуироваться на восток. А те, кто не успел, разделили участь бойцов и командиров Красной Армии, прорывавшихся из окружения на восток, т.к. на рассвете 24 июня немцы захватили западную окраину Слонима перерезали единственную дорогу из Белостока на восток».

3 июля. В 10-й армии оказались уничтожены все соединения и части армии. Штаб 10-й армии, отошедший из Белостокского выступа, был разгромлен при попытке перехода через шоссе Минск-Барановичи. Передовой отряд, в котором находились маршал Г. И. Кулик, начальник штаба армии генерал-майор П. И. Ляпин и командир 1-го стрелкового корпуса генерал-майор Ф. Д. Рубцов, прорвался на восток; остальная часть штаба была рассеяна и частично уничтожена. Командующий автобронетанковых войск 10-й армии полковник Г. И. Антонов попал в плен, примкнул к А. А. Власову, после войны избежал репатриации и умер в Мюнхене.




Немецкие фотографии разгрома, сделанные по дороге в Слоним
11 июля 1941 года в сводке немецкого Главного Командования подведены итоги боёв группы армий «Центр»: в двух «котлах» — Белостокском и Минском взято в плен 324,000 человек, в том числе  1 генерал-лейтенант и 9 генерал-майоров, 9 генерал-майоров погибли, 4 генерал-майора пропали без вести. (Еще 8 генералов было репрессировано советским командованием, из них 6 расстреляно). Также захвачено 3332 танка, 1809 орудий и другие многочисленные военные трофеи.
Главнокомандующий группой армий "Центр" Ф. фон Бок позже записал в свой дневник:
"Дорога Белосток-Волковыск на всем своем протяжении являет сцены полного разгрома. Она загромождена сотнями разбитых танков, грузовиков и артиллерийских орудий всех калибров. Люфтваффе неплохо потрудились, обрабатывая отступающие колонны. Здесь противнику был нанесен тяжелый удар".
28 июня 1941 года немецкими войсками был взят Минск (400 км от границы). Сомкнуто окружение. Данные выдержки из документов  привел, чтобы показать катастрофичность положения всего Западного фронта, там где не посчасливилось оказаться моему деду. Думаю, что если он не погиб в первый день войны на линии Марки, Лэбки-Дуже, Голянки, то отступая с частями РККА по дороге Белосток-Волковыйск-Зельва-Слоним, их разбомбили с воздуха или попали в засаду. По письмам Михаила Ивановича Ленникова, я создал психологический образ деда, как волевой, честный, глубоко порядочный. Скорее всего, он как командир пулеметного взвода, только пришедшего после училища, залег где-нибудь, прикрывая отход товарищей, отстреливался до последнего. В плен он не сдался о чем свидетельствует данный документ:

   Жаль, что спустя 77 лет после тех трагических событий до сих пор ничего не известно. Архивы засекречены, не систематизированы. Малочисленные поисковые группы с трудом собирают останки наших бойцов, а государство тратит миллионы на помпезные мероприятия, в то время как подвиг павших бойцов за Родину неизвестен!


  • Та самая похоронка на деда, вводящая в заблуждение, что Михаил Иванович погиб в августе 1942. На самом деле, просто в Управление кадров РККА приводили в порядок документы и вывели из списков без вести пропавших. С июня 1941 от деда не было писем. В последнем, несохранившемся письме, но пересказанном бабушкой говорилось: "...не пишите пока на старый п/о, еду к новому месту несения службы".

  • Из последнего сохранившегося письма от 21 марта 1941:

  • "Я уверен, что бабушка и дедушка проживут и побегают еще много, и меня несомненно дождутся".

  • Дед, Иван Петрович Ленников умер 21 августа 1941. Бабушка, Прасковья Матвеевна Ленникова умерла 3 апреля 1966.

P.S. Нашел в инете, что вместе с Михаил Ивановичем учился в Смоленском училище, а затем вместе с ним попал в 151 сп, 8 сд - Роменский Федот Федотович, 1919г/р, уроженец г. Горький (Н.-Новгород). Только не понятно вместе с ним или годом ранее? Хорошо бы отозвались родственники.

Приобрел книгу мемуары Викентия Ивановича Ригина "1060 дней в тылу врага. (Партизанское движение в районе Слоним-Ивацевичи-Пружаны 1941-1944гг). Так получилось, что Ригин учился в том же Смоленском стрелково-пулеметном училище, а позже был направлен в тот же 151 сп, на подобную же должность командира пулеметного взвода, что Михаил Ленников. Выпустили тоже 10 июня 1941. Возможно, ехали молодые лейтенанты в одном вагоне, а может даже в одном купе, в количестве 17 человек. Пишут, что ветерану не давали публиковать свою рукопись, как тысячам других. Кабы народ не узнал правду о войне. Умер Ригин в 1995. Если бы мы знали, что был жив однокурсник и однополчанин Михаила Ленникова, мы бы обязательно разыскали, написали ему, узнали бы обстоятельства гибели... Может быть он бы припомнил? Сколько таких возможных встреч, выясненных обстоятельств гибели предотвращено советской государственной машиной!
Выше я уже писал, что 22 июня 1941 в 6 ч 151 сп полк выдвинулся и занял укрепрайон, согласно мобплану. Полк сдерживал отвлекающие удара противника на протяжении всего дня. Когда стало ясно, что армию обошли с флангов, в 18 ч. поступил приказ отходить, а пулеметный взвод Ригина остался прикрывать отход. Возможно, такой же приказ выполнял Михаил Ленников. Приказ был сдерживать врага до 22 ч, а потом догонять дивизию. 23 июня перед восходом они догнали свою дивизию за рекой Бобр.

Цитирую: "Восточнее местечка Кнышин на колонну дивизии и приданные ей части налетели тридцать семь самолетов. Бойцы и командиры рассыпались по клеверному полю, которое не могло прикрыть от пуль, ни бомб. Дивизия понесла большие потери и в живой силе и технике (откуда он это знает, ведь был без сознания? прим М.Д.). Во время этого налета меня контузило. Придя в себя, я не сразу понял что со мной, где я. Наконец понял: меня везут на подводе незнакомые мне красноармейцы. ..."
Далее, Ригин попадает в партизанский отряд. Иногда он отмечает: "встретил однокашника, встретил однополчанина", но нашего Миши - нет.
Свидетельство Ригина указывает нам, что, скорее всего, Михаил Ленников вместе со всем своим штабом полка погиб восточнее местечка Кнышин, современное Подляское воеводство - Польша. Скорее всего там и похоронен. Если его не занесло еще куда-то...


Также интересна судьба однокурсника и земляка моего деда: Павел Герасимович Терехов. Интересно было бы если родственники откликнулись. Может они, что знают, помнят?

Не знаю есть ли у кого возможность работать в архиве ЦАМО РФ, я точно не могу ездить в Подольск, живу в другом городе. Но если кто-то когда-либо попадет в ЦАМО по поводу Смоленского стрелково-пулеметного училища, то сообщаю координаты фонда: Ф 60072, оп 35145, д 3, д 4 и пр. Если не трудно, пришлите мне, пожалуйста списки выпускников июня 1941, побатальонно! Меня интересует 2-й батальон. эл. почта: doliev.mihail85@gmail.com


#япомнюягоржусь, #история, #ЛенниковМихаилИванович, #моясемья, #историяМоейСемьи,#Память, #яПомнюяГоржусь, #История, #НеМожемПовторить, #ВОВ, #Война, #ВеликаяОтечественнаяВойна, #9мая, #1945, #ВтораяМироваяВойна, #W2, #1945год, #ЦАМО, #ЦАМОРФ, #ЦентральныйАрхивМинистерстваОбороны, #МояРодословная, #Память, #СССР, #Сталин, #WW2,






Tags: #1945, #1945год, #9мая, #w2, #ww2, #ВОВ, #ВеликаяОтечественнаяВойна, #Война, #ВтораяМироваяВойна, #История, #ЛенниковМихаилИванович, #МояРодословная, #НеМожемПовторить, #Память, #СССР, #Сталин, #ЦАМО, #ЦАМОРФ, #ЦентральныйАрхивМинистерстваОбороны, #история, #историяМоейСемьи, #моясемья, #яПомнюяГоржусь, #япомнюягоржусь, Ленников, история, история моей семьи
Subscribe

Posts from This Journal “Ленников” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments